Mori Ai
- Я просто зайду в ту синюю полицейскую будку и арестую сам себя. (с) Доктор
Наваяла очередную гомосятину. С дурдомом и изнасилованием.
Самой страшно, что же это такое непонятное у меня вышло.

Название: нет пока
Автор: Mori Ai
Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг или персонажи: санитары, пациенты
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Hurt/comfort
Предупреждения: Насилие, Изнасилование
Размер: Мини
Статус: закончен

Энджи видел их во сне. Людей, которые разговаривали с ним. Днём он слышал их голоса, от неразборчивого шёпота до громких криков. А по ночам они ему снились. Он не мог разглядеть их лиц, он всматривался, силился разглядеть, но всё расплывалось. Они молчали. Но он знал, что это они. Ему казалось, что лучше бы они говорили ночью, а молчали днём. Может, тогда бы он не попал сюда. В психиатрическую лечебницу.
Сначала всё было не так уж плохо. Тихо, уютно. Энджи быстро привык к распорядку дня. В свободное от процедур, сна и принятия пищи время он проводил либо сидя у зарешёченного окна в общей комнате, либо гуляя во внутреннем дворе. Другие пациенты больницы не приставали к Энджи, но ему не было скучно. Он слушал голоса.
Энджи понимал, что это ненормально. Доктор Смит сказал, что это хорошо, раз он понимает. Значит, это можно вылечить за несколько месяцев. Он хороший, этот доктор. Улыбается так, по-отечески, и глаза у него добрые, голос мягкий, вкрадчивый. Парень, несомненно, понимал, что добродушие доктора могло объясняться банковским счётом отца Энджи. Но он видел, что доктор общался так со всеми – и с другими пациентами, и с персоналом больницы.
Доктор Смит нравился Энджи. И больница ему нравилась. И медсестра, которая приносила ему таблетки по утрам, – она каждый раз так ласково улыбалась!
А потом его отправили сюда.
Это была та же больница, только другое здание. Здесь всё отличалось от помещений, где Энджи находился раньше. Стены с облупившейся краской, потрескивающие и вечно мигающие лампочки, маленькие окошки почти под самым потолком. Улыбчивых медсестёр здесь не было. Как сказал ему один из санитаров, переводивших его сюда, в этом корпусе держали особо буйных больных, а также провинившихся. В наказание.
Энджи наказали за то, что он хотел сбежать. На самом деле, сбегать он вовсе не хотел, он хотел яблочный пирог, и голоса уговорили его сходить и купить. Сейчас парень понимал, что слушать их было глупо, а тогда всё казалось вполне разумным. Даже несмотря на то, что денег у него не было.
За попытку побега Энджи придётся провести в этом месте четыре недели.

Голоса притихли на время и Энджи было скучно. Его внимание привлекла девушка в углу общей комнаты (комната по совместительству была и столовой и двором для прогулок). Она сидела на жёстком неудобном стуле, положив руки на колени, и смотрела на маленькое окошко под потолком.
Он подошёл к ней.
– Привет. Я Энджи. На буйную ты не похожа. За что тебя наказали?
Девушка перевела взгляд на Энджи и слегка нахмурилась.
– Я уже и не помню.
Энджи удивился.
– Не помнишь? Как давно ты уже здесь?
Она снова посмотрела на окно.
– Давно. Или не очень. Уже не важно.
Энджи подумал, что разговора не получится, и хотел было отойти, как она снова посмотрела на него и сказала:
– Я Лейла. Надеюсь, ты здесь не задержишься.

Ночью Энджи не спалось. Он долго лежал, разглядывая потолок, слушая сбивчивый шёпот одного из соседей по палате. Всего их было семь, Энджи был восьмым. А ещё сегодня утром у него была отдельная палата с удобной кроватью, а не старая продавленная кушетка. Видимо, именно из-за неудобной лежанки ему не удавалось уснуть.
Чуть позже Энджи захотел в туалет. Унитаз находился прямо в палате. Он стоял в дальнем углу, отделённый ширмой. Она была поломана и разваливалась на части, так что ничего особо и не закрывала.
Вздохнув, Энджи встал с кровати и в этот момент его бормочущий сосед громким свистящим шёпотом произнёс:
– Они идут!
И замер. Энджи подошёл к нему, с интересом разглядывая. Парень то ли спал, то ли хорошо притворялся. Пожав плечами, Энджи отправился по своим делам. Проходя мимо двери, он выглянул в окошко в коридор. Свет в коридоре на ночь не выключали, и он увидел двух санитаров, которые прошли мимо. Энджи стало любопытно, что случилось. Он решил немного потерпеть и остался стоять возле двери. Через несколько минут санитары прошли обратно, и с ними та самая девушка, с которой он разговаривал днём. Кажется, её звали Лейла. Интересно, куда её ведут?

Следующей ночью Энджи снова долго ворочался в кровати, пытаясь уснуть. Но когда у него наконец-то это получилось, его разбудил какой-то звук. Парень прислушался. Было тихо; его бормочущий сосед молчал – спал. Но вдруг он услышал приглушённый крик. Энджи подумал, что это кричит кто-то из буйных, и удивился. Обычно таким на ночь дают транквилизаторы.
Крик больше не повторялся и Энджи снова уснул.

Лейла появилась через три дня. Энджи подошёл к ней после завтрака.
– Где ты была?
– Не имеет значения.
– Не хочешь говорить?
– Я не помню. Я уже забыла. Не помню, – повторяла она как мантру, уставившись в пол. Энджи немного постоял рядом с ней, потом сказал:
– Ночью я слышал чей-то крик.
– И услышишь ещё не раз, – её взгляд стал более осмысленным.
– Кто это кричал?
– Любой из нас. Это тоже не имеет значения. Всем всё равно.
– Мне не нравится всё это – то, как тут обращаются с людьми. Вчера я видел, как один из санитаров ударил моего соседа за то, что тот нечаянно столкнулся с ним и опрокинул на него поднос с едой. С тех пор он сидит в палате и плачет. И повторяет всё время: “нет, не надо, только не я”. Как будто боится чего-то.
– Тут многие чего-то боятся. И говорят сами с собой. Не забывай, где мы находимся.
Лейла произнесла это с такой злостью, что Энджи захотелось уйти. Он оставил её сидеть на её любимом месте и разглядывать утреннее небо через маленькое окошко.

Ночью Энджи разбудил шум открывающейся двери. В палату вошли двое санитаров. Один из них подошёл к тому самому бормочуще-плачущему психу и попытался разбудить. Но то ли парень действительно крепко спал, то ли притворялся, но глаза он не открывал.
Второй санитар подошёл к кровати Энджи.
– Это что, новенький? Не видел его раньше.
– Что, понравился? – усмехнулся первый. – Этого нельзя. У него влиятельные родственники. Отсидит здесь, как положено, и перейдёт в другой корпус.
– Жаль, – санитар с интересом рассматривал Энджи, пока тот не натянул одеяло себе на голову.
– Не хочет идти, придётся тащить.
Энджи услышал шум возни и следом плач.
– Не надо, пожалуйста, я не хочу, я нечаянно, правда, не надо...
Подняв край одеяла, парень увидел, как санитары потащили его вяло сопротивляющегося соседа к двери.
– Куда вы его ведёте? – рискнул он спросить.
– Что, тоже хочешь? – мерзко заухмылялся первый санитар.
– Не лезь в это дело, парень, – ответил второй и они вышли в коридор.
Энджи снова накрылся одеялом с головой и постарался не думать о том, что произошло.

– Значит, сбежать хотел, – спросил санитар, тот самый, что рассматривал его ночью.
Энджи сжался под его взглядом, очень уж тот ему не нравился.
– Нет. Я не хотел сбегать, это вышло случайно.
И ухмылка, от которой бросало в дрожь.
– Меня зовут Базз. Запомни. Тебе не стоит меня бояться. Чего не могу сказать о других.
– Энджи! Здравствуй, мой мальчик. Ну, как ты тут? – к ним подошёл доктор Смит, которого Энджи не видел с тех пор, как его перевели сюда. – Понимаю, условия здесь похуже, но ничего, – он похлопал парня по плечу. – Сколько ты уже здесь, пятый день? О, так тебе совсем немного осталось потерпеть, – ободряюще улыбнувшись, доктор поспешил по своим делам.
– И тем более о нём, – сказал Базз, когда доктор отошёл на достаточное расстояние, чтобы не услышать.
– Что? – не понял Энджи, но тут он вспомнил про своего соседа. – А вы не могли бы мне сказать, куда увели парня из моей палаты? Я с утра его не видел.
Санитар нахмурился.
– И не увидишь больше. Забудь о нём.
– Почему? Что случилось?
– Слушай, парень, – тихо сказал Базз. – Не лезь в это. Веди себя тихо, ни с кем об этом не говори, отсидишь свой срок и снова вернёшься к симпатичным медсестричкам, – он снова мерзко ухмыльнулся и подмигнул. – Я буду скучать.

Следующую неделю Энджи вёл себя тише воды. Старался вообще ни с кем не разговаривать, даже с голосами в голове, что было особенно трудно. За это время к нему в палату санитары больше не заходили, но однажды ночью он услышал, как кого-то волокли мимо двери. Но выглянуть, чтобы узнать, кто это был, он побоялся.
В общей комнате Энджи всегда тихо сидел в углу, пытаясь не смотреть по сторонам и не реагировать на поведение санитаров с менее тихими пациентами. Сами же санитары с каждым днём казались ему всё страшнее: он боялся, что однажды они схватят его самого и поволокут в неизвестное, и от того ещё более жуткое место.
Он только и делал, что молча пялился из своего угла на сидящую возле окна Лейлу, гадая, насколько она была бы красивей, если бы не уставший, испуганный и заплаканный вид.
“А ведь она была ТАМ” – подумалось Энджи. Может, если её расспросить, она всё-таки рассказала бы ему, что по ночам делают с некоторыми пациентами и почему. Ему очень хотелось поговорить с ней, но он не решался, помня наказ Базза.
Базз, кстати, был единственным, кого парень почти не боялся. Проходя мимо, санитар всегда улыбался, подмигивал или трепал Энджи по волосам. Иногда останавливался, спрашивая, как дела. Хотя какие могут быть дела в этом месте?

На шестнадцатый день пребывания Энджи в этом ужасном месте в его палату среди ночи вломились двое пьяных санитаров. О том, что они навеселе, догадаться было нетрудно – перегаром разило на всю палату, они громко смеялись и их слегка штормило.
Один из них был новенький; второй, прислонившись к дверному косяку, хозяйским жестом обвёл рукой комнату и сказал:
– Выбирай.
Первый прошёлся вдоль кроватей, вглядываясь в спящих (или притворяющихся) пациентов, остановившись возле Энджи.
– Вот этот ничего. Смазливенький.
Второй заскучал.
– Не, нельзя. Другого давай.
Но к ужасу вжавшегося в койку парня, новенький продолжил настаивать.
– Этого хочу. Остальные страшные.
Другой санитар икнул и ухмыльнулся.
– Тебе не всё ли равно? – он почесал бритый затылок. – Этого нельзя. Его через несколько дней переведут.
– Ну, так надо успеть, пока не перевели, – не унимался тот. – Всего-то разочек. Он будет хорошим мальчиком, никому ничего не расскажет, правда? – санитар погладил Энджи по голове, отчего тот вжался в кровать ещё сильнее. Рука опустилась ниже, ощупывая сквозь тонкое одеяло. – А если и расскажет – он же псих, кто ему поверит? И наверняка еще целочка.
Неизвестно, что послужило решающим аргументом, но первый санитар отлип от двери и они вместе с новеньким подняли Энджи с кровати и поволокли в коридор. Они прошли на кухню, а из кухни спустились в подвал. Энджи затравленно осмотрелся. Посреди комнаты стоял стол, какие-то лавки, ящики, один из углов занимал старый разваливающийся диван. На полу виднелись пятна крови, которые пытались замыть, но не особо старались.
Старый диван Энджи запомнил надолго, как и то, что с ним на этом диване делали. Сначала он кричал и вырывался, но санитаров это только забавляло. Потом, когда сил на крик больше не было, он лишь тихо скулил и плакал.
Сколько это продолжалось, парень не знал. Под конец его сознание отказалось воспринимать реальность. Очнулся он уже в палате. Энджи неудобно лежал на своей койке, наверно, санитары притащили его и бросили кое-как. Все тело болело; он повозился на кровати, пытаясь устроиться поудобней, но, как оказалось, напрасно. Через десять минут подъём и давать несчастному отлёживаться никто не собирался.

Энджи сидел в углу общей комнаты, зажмурившись и стараясь не реветь. Кто-то положил руку ему на голову и от этого прикосновения он вздрогнул, как от удара, и вжался в спинку стула.
– Спокойно, парень, это всего лишь я, – Базз убрал руку и, нахмурившись, всмотрелся Энджи в лицо. – Что случилось? Ты выглядишь так, будто у нас на подвале побывал.
Энджи спрятал лицо в ладонях.
– Так, – Базз оглянулся, проверяя, нет ли поблизости других санитаров или пациентов, – рассказывай. Не бойся.
Энджи тихо, чтобы никто не услышал, пересказал ему события этой ночи.
– Пьяные имбецилы, – выругался Базз. – И чего им было в другую палату не зайти? Ну, считай, тебе повезло – всего лишь поимели.
Парень поднял на него заплаканный взгляд.
– Всего лишь?
– Да. Могли ещё и избить. Или как-нибудь по-другому с тобой развлечься. У всех разные, гм, пристрастия, а здесь можно всё. Соседа своего помнишь? Который исчез. Рассказать, что с ним сделали?
Несчастный парень смотрел на него расширившимися от ужаса глазами. Мотнул головой и схватил санитара за рукав.
– Я хочу уйти отсюда!
Базз удивленно выгнул бровь.
– Помоги мне сбежать. Пожалуйста! Я заплачу, сделаю всё, что хочешь, только помоги мне убраться из этого места!
– Всё, что хочешь, говоришь? – Базз аккуратно убрал его руку. – Я подумаю, что можно сделать.

Ночью Энджи разбудил Базз.
– Всё ещё хочешь свалить отсюда? – прошептал он.
Энджи подскочил на кровати.
– Тише ты, – улыбнулся санитар. – Не сегодня. Пошли.
– Куда? – парень пришёл в ужас от того, что всё повторится.
– Отрабатывать побег. Не бойся, – добавил Базз, видя, что Энджи не спешит слезать с койки.
Тот всё-таки послушался, и они вышли из палаты. Когда они подошли к кухне и Базз открыл дверь, Энджи понял, что они снова идут в подвал. Его заколотило и он готов был развернуться и бежать обратно в палату. Но понимал, что это бесполезно.
На кухне за столом, положив голову на руки, спал санитар – напарник Базза.
– Проспит всю ночь. Снотворное.
Когда они спустились в подвал, Базз закрыл дверь, пересёк комнату и уселся на тот самый диван. Энджи остался стоять возле двери, пряча глаза.
– Завтра снова моя смена – заменяю кое-кого, – санитар помолчал немного, словно что-то обдумывая. – Куда ты хочешь попасть? Домой?
Парень растерялся.
– Не знаю. Нет. Скорее всего, там меня накажут и отправят обратно.
Базз кивнул.
– Завтра я выведу тебя за ворота. Там будет ждать машина, которая отвезёт тебя в безопасное место. А там дальше решим, что с тобой делать. Идёт?
Энджи с надеждой посмотрел на санитара.
– Что угодно, лишь бы не здесь.
– Тогда… – Базз похлопал по дивану рядом с собой. Энджи на негнущихся ногах подошёл к нему и сел на самый краешек.
– Мне страшно, – прошептал он.
– Не бойся. Я не буду тебя заставлять. В отличие от остальных, мне это не интересно. Можешь отказаться и уйти. Остаться здесь ещё на две недели. И неизвестно, не будет ли ещё хуже.
Энджи подумал о том, что же он такого совершил в жизни, что ему приходится расплачиваться подобным образом.
– Я согласен. Но… это было ужасно.
– Не бойся, – повторил Базз, обнимая его за плечи и притягивая к себе. – Сегодня всё будет по-другому.
Разница действительно была, но Энджи всё равно не нравилось, что происходило. Базз постоянно целовал его, гладил и говорил что-то успокаивающее. Его стараниями Энджи даже удалось кончить, но удовольствие было каким-то скомканным. У парня всё ещё всё болело, и чувствовал он себя весьма паршиво.
Проводив его в палату, на прощание Базз велел ждать его следующей ночью, в полночь.

Утром, сразу после завтрака, Энджи нашёл Лейлу и отвёл её в дальний угол общей комнаты.
– Я собираюсь сбежать. Ты со мной?
Она странно посмотрела на него.
– Ты ненормальный? Ах, ну да, мы же в психушке.
– Я серьёзно. Я договорился с одним из санитаров, он поможет.
Лейла внимательно посмотрела на него.
– Правда? И как тебе это удалось?
Энджи нетерпеливо схватил её за руку.
– Неважно. Главное, что уже сегодня мы будем свободны. Так ты со мной?
Он с надеждой смотрел в её глаза. Девушка раздумывала несколько секунд, затем медленно кивнула.
– Отлично, – обрадовался парень. – Жди нас этой ночью, – он поскорей отошёл от неё, чтобы никто не заметил, как они шепчутся.

Вечером Энджи сделал вид, будто ложится спать, подождал, пока его соседи заснули, уселся на кровати и стал ждать. Ожидание проходило весьма томительно. Он боялся, что Базз не придёт, что он его обманул или что-то случилось. Чем дальше, тем сильнее усиливалась тревога. Было уже далеко за полночь и парень не находил себе места. Вдруг в коридоре послышались шаги. Парень обрадовался и расслабился, но вместо Базза в палату вошли двое других санитаров.
– Вот он, красавчик, ждёт уже, – сказал один из них. – Пошли, что ли, раз собрался.
– Никуда я не собирался, – промямлил Энджи, но его никто не слушал. Санитары схватили его и повели в подвал.
Там было ещё несколько санитаров, а также доктор Смит. Увидев своего пациента, он трагично опустил голову и с наигранной печалью в голосе произнёс:
– Мой бедный мальчик. Вот уж от кого не ожидал. Неужели не мог чуть-чуть потерпеть?
Энджи опустил глаза. Он понял, что рассказывать доктору о том, что с ним произошло, бесполезно – он и так всё знал.
– Почему вы думаете, что я хотел убежать?
– Потому что ты наивный идиот, – сказал один из санитаров. – Сдала тебя твоя девка. В обмен на то, что её не будут трогать. Какое-то время.
– И Базза жалко, – продолжил доктор Смит. – Весьма ценный работник был. Ну ничего. А непослушных детей надо наказывать. Ты ведь должен усвоить урок.
Санитары обступили Энджи, и тот в ужасе прошептал:
– Но мой отец…
– Кстати о твоём отце, – "вспомнил" доктор. – До нас дошли слухи, что он разорился и бежал из страны. Так что платить за твоё содержание в главном корпусе больше некому. Привыкай, теперь это твой новый дом.

Конец.

@темы: мои почеркушки, ориджинал